Иван-чай

Кипрей традиционно использовался на Руси в качестве повседневного чайного напитка, придающего бодрость и хорошее самочувствие. Участники взятия Казани и покорения Астрахани, ратники Минина и Пожарского, гулящая вольница Степана Разина пили иван-чай, который был неотъемлемой частью их быта.

Жил в одном селе под Питером паренёк Иван, любил щеголять в красной рубахе. Большую часть времени односельчане видели его в лесу, на опушках, среди цветов и трав. Любил он лес, изучал целебные свойства растений. Завидев мелькавший среди листвы алый цвет, говорили: «Да, это Иван, чай, ходит!»

Никто и не приметил, в какой момент запропастился Иван, но на опушках у околиц вдруг появились невиданные раньше красивые алые цветы. Люди, их увидев, принимали цветы за рубашку Ивана и стали снова говорить: «Да, это Иван, чай!» Так и пристало название к неожиданно появившимся цветам.

Привыкли к ним люди: красивые цветы, да душистые. А однажды попали цветы в котелок с кипятком и оказался отвар приятным и освежающим. Так и начали в том селе Копорье, что под Петербургом, делать из листьев и цветов иван-чая целебный напиток. Такова легенда о появлении на Руси иван-чая.

Напиток спящих богов. Давным-давно на Земле жили люди-боги. Они были могущественны, но, не удержавшись, развязали между собой войну. Избегая их взаимного истребления, Провидение ниспослало на них сон. Оно пустило по воздуху семя огненного цветка чтобы покрыть зелёным ковром пепел пожаров.

Враждующие обитатели вдыхали эфиры огненной травы и дивились буйным ростом кипящего пирея. Умиротворившись фимиамами зелено-розового огня и остудив боевой пыл его настоем, боги удалились от земли, оставив занятия войной людям.

Всякий раз человек приходит в спокойствие обращаясь к этому небесному посланнику. С той поры сорняк пожарищ – свидетель и модератор необузданной огненной стихии. Как порождение огня, ветра, земного пепла и воды – кипрей несёт своё спокойное и уравновешенное живое пламя человеку.

Погашая свои инфернальные огни люди воскрешают в себе божественное начало. Где травка во всём этом – лишь подспорье.

Иван-чай – напиток спящих богов, готовых вновь пробудиться в своей вечной колыбели – в человеке.

В те времена, когда успокоенные боги заснули крепким сном от аромата кипрея, годовалая девочка – дочь богини Лады, не спала. Заросли кипрея заинтересовали её, и она решила пройтись к ним. Шаг за шагом она приближалась к необычным цветам, удаляясь от стана спящих богов. Она ушла далеко от своего стана, любуясь необыкновенными цветками, каждый из которых казался красивее другого.

Девочке было так хорошо среди цветов, что она совсем забыла про спящих вдалеке родителей, и сама вскоре заснула, когда устала идти. Когда боги проснулись и стали собираться, чтобы оставить Землю, богиня Лада стала искать свою маленькую дочь. Но заросли Кипрея были так густы и высоки, что богам не удалось найти её.

Боги звали девочку, но она спала и не слышала зова. Тем не менее, боги не изменили своего решения, и удалились с Земли. А богиня Лада, перед тем как покинуть Землю, сказала:

– Ты будешь богиней этого волшебного цветка, который оставил тебя здесь, дочь моя. Отныне пусть имя для тебя будет Кипрея, а чтобы ты не погибла от непредсказуемости людской, я оставлю для тебя, доченька моя, свой Золотой шар. Он всегда будет рядом с тобой. Он вырастит тебя и будет для тебя лучшим другом.

Сказала так богиня Лада и покинула Землю. И остался с девочкой Кипреей золотой, словно из солнечного света сотканный шар. Так на земле осталась жить маленькая богиня.

Девочка осталась расти на поле иван-чая. Она выросла сильной, здоровой, красивой и умной. Общалась она со всей природой и с Золотым шаром своей матери. И богиня Лада знала, что её дочь живёт хорошо. Она была спокойна за жизнь девочки. Но когда Кипрея достигла возраста, когда обычно боги заводили себе семью, она так и не смогла найти себе в мужья никого из мужчин.

Ведь люди тогда очень сильно отличались от богов – помыслы людей тогда уже были не так чисты. Тогда Кипрея попросила, чтобы шар вернул её на планету своей матери – планету, которую населяли боги, чтобы там она смогла отыскать суженого для себя. Тогда мать Лада сказала:

– Дочь моя, не зря я оставила тебя на Земле. Но суженый твой – человек, а не бог. Он – спит. Спит духовным сном, не физическим. И много жизней пройдёт он перед своим пробуждением. Когда проснётся, он станет подобным богу. Но ты встретишь его только через несколько сотен лет.

– Как же узнаю я его, мама? – спросила Кипрея.

– Я помогу тебе! – ответила мать Лада. – Я сделаю так, что все люди на земле забудут историю появления на земле иван-чая, кипрея. Забудут на сотни лет. Ты насуши себе цветов иван-чая и засни на эти сотни лет, в том месте, где укажет тебе Золотой шар. Когда ты проснёшься, ты узнаешь своего суженого – это будет тот человек, кто первым разгадает появление на земле волшебного цветка – кипрея.

– Хорошо, мама, – ответила богиня Кипрея, – я так и поступлю. Только хочу, чтобы вокруг места, где спать придется мне немало лет, не было войн, чтобы это место под защитой святого и просветлённого человека находилось. Мама, а вдруг суженый мне человек-бог полюбит кого-нибудь до того момента, когда я смогу выйти ему на встречу? Вдруг он успеет жениться на ком-нибудь до встречи со мной? – заволновалась Кипрея.

– Не волнуйся. Пробудившись духовно, став просветлённым, снисходительно он будет ко многим земным красавицам относиться. Он не захочет ни на ком жениться. Ведь сердце его будет ждать больше, чем человека-женщину. Оно будет чувствовать и ждать богиню – тебя, Кипрея.

Так оно и произошло. Кипрея погрузилась в глубокий сон, а вокруг места, где она спала, всегда была духовная защита святых и просветлённых людей. Но однажды в эти места пришли другие люди. Внешне обычными людьми казались, а внутри другими были и отличались от остальных чистотой своих помыслов.

Они пришли в эти места, чтобы сотворить на земле рай, подобный раю, сотворенному когда-то Богом. И одним из первых пришел туда просветлённый избранник Кипреи. Он был одним из самых просветлённых среди этих людей, сердце его было чисто, а в душе своей он чувствовал Пробуждающегося Бога.

Земные женщины-красавицы интересовали его, но мало. Ведь душою он чувствовал, что тело может быть внешне красивым, при этом внутри может оказаться пустота. Душою он искал и чувствовал богиню, равную ему, а может быть, сильнее.

Он ждал ее, а пока ждал, часто смотрел вечерами на заросли иван-чая, что окружали вокруг кусочек земли, на которой хотел сотворить он свой рай. Смотрел, смотрел и вдруг вступил во внутренний диалог с этим необыкновенным растением.

И они поняли друг друга. Этот человек считал много информации, которой делилось с ним это растение, и, в конце концов, словно из глубины сердца он будто вспомнил, как появился на планете Земля кипрей. Чудо, предсказанное матерью – богиней Ладой сбылось.

Этот человек оказался очень добрым и щедрым, и поведал об истории появления иван-чая и другим пробуждающимся от тысячелетнего сна людям. Он разместил информацию, там, где часто общались между собой просветлённые, давая возможности воспользоваться ею всем… Он выделил её самыми крупными и красивыми буквами, и поместил много красивых ярких картин.

Кипрей научил делать этого человека из него чай – ароматный напиток богов и аромат чая стал распространятся и на ту местность, где спала своим глубоким сном богиня Кипрея. Она вдохнула его аромат и стала просыпаться. Но когда проснулась она, то оказалось, что Кипрея забыла, что была богиней. Хотя все способности богини и чистота помыслов остались в ней как прежде, она стала считать себя человеком.

Но, среди людей превращающихся в богов, и боги превращаются в людей. Но однажды Кипрея увидела картинки, размещённые просветленным человеком, творящим рай, в месте, где люди размещали информацию. Она вспомнила историю своего появления на земле. Вспомнила всё, что видела до своего погружения в сон и очень захотела стать счастливой на земле в том месте, где растёт иван-чай. Богиня Лада и другие боги обещали вернутся на землю, когда встретится Кипрея со своим суженым.

Из цветов на Ивана Купалу традиционно собирают купаленку (желтоголов), медвежьи ушки, богатенку и иван-да-марью. С последним связано стародавнее предание о купавшихся в дождевых потоках языческих Перуне-громовнике и богине Заре, звучащее громким откликом в белорусской купальской песне.

О другом ведает легенда о Купале и Костроме.

В день летнего солнцестояния Огненный бог, бог Луны и Огня, огненных жертвоприношений и домашнего очага Семарг встречает на берегу Pa-реки (Волги) богиню ночи – Купальницу. У них родятся дети – Купала и Кострома. Судьба разлучает брата и сестру, младенца Купалу уносят за тридевять земель гуси-лебеди, но им вновь суждено встретиться.

Как-то, через много лет, гуляла прекрасная Кострома по берегу реки, плела венок и хвалилась, что никто и никогда венок этот не сорвет (стало быть, вовек не выйдет она замуж). Боги разгневались на девицу за самонадеянность и решили покарать ее. Резкий порыв ветра сорвал венок с головы и бросил в воду, а там его подобрал проплывавший на лодке Купала. Разлученные в младенчестве брат и сестра не узнали друг друга, а обычай повелел им жениться.

Была сыграна свадьба, а затем несчастные Кострома и Купала узнали, что они – родные брат и сестра. Решили покончить с собой – утопиться. Кострома стала русалкой или, по-русски, – Мавкой. Жестокие боги смилостивились и превратили Купалу и Кострому в цветок Купала-да-Мавка (иван-да-марья).

Распечатать
Опубликовано